Электронное обращениеНа главную

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР УСЫНОВЛЕНИЯ

МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Адрес:  г. Минск, ул. Платонова, 22 

Телефон: 284 71 51; 331 06 17

                                                                                                                                                                           
 

 

 

Популярные страницы

Проход по ссылкам навигации

Новости центра

16.10.2017

«Он сам хочет уйти от нас»: 3 сценария отказа приемных родителей от обязанностей

Елена Мачинская – психолог, консультант, волонтер с многолетним стажем и приемная мама двух девочек-подростков, ранее возвращенных приемными родителями в детские дома, представила сценарии отказа от приемных детей и варианты помощи семьям.

подробнее>>>

14.10.2017

С ДНЕМ МАТЕРИ!

Поздравляем с Днем матери! От всей души желаем всем мамам, будущим и настоящим, крепкого здоровья, счастливых глаз, спокойных ночей, ласковых улыбок и много-много прекрасных и незабываемых моментов! Спасибо вам за поддержку, за любовь и полную тепла душу! Национальный центр усыновления

подробнее>>>

06.10.2017

Новое на сайте!!!

В подразделе "Методическая рассылка" раздела "Методические материалы" опубликован октябрьский выпуск методической рассылки для специалистов сферы охраны детства и замещающих родителей по теме: "Проблемы в общении".

подробнее>>>

04.10.2017

Семинар-тренинг «Подготовка детей из приемных семей к самостоятельной жизни»

В рамках городского методического объединения замещающих семей 3 октября на базе ГУО «Гомельский городской социально-педагогический центр» состоялась долгожданная встреча представителей Международного благотворительного общественного объединения «Поможем детям вместе» с приемными родителями и родителями-воспитателями ДДСТ г.Гомеля.

подробнее>>>

Вакансии

Национальному центру усыновления на постоянную работу требуются:

  

Актуально!

 

График проведения групповых занятий по подготовке кандидатов в усыновители в г. Минске     

Центр помощи усыновителям и усыновленным. Запись на консультацию

Контактная информация

Адрес: 220005 г. Минск,
ул. Платонова, д.22, 11 этаж

Время работы: 9.00-17.30, обеденный перерыв: 13.00 - 13.30

284 71 51

331 06 17

Электронная почта

child@edu.by

nac@edu.by

 

Мифы об усыновлении

Пять мифов об усыновлении или быть или не быть усыновителем

Ежедневно встречаем сомневающихся людей, искренне мучающихся вопросом: усыновить или нет? Смогу или не получится? И вообще, зачем мне это надо?

Кроме беспокойства перед неизвестностью, свойственного всем нам накануне появления ребенка в семье, истинную подоплеку сомнений создают МИФЫ об усыновлении, укоренявшиеся в общественном сознании многие и многие годы, если не сказать – десятилетия. За время советской власти укрепились (и даже укоренились) взгляды на семью как на сугубо репродуктивную ячейку общества. Главная задача семьи – родить, а воспитать ребенка с успехом можно в общественных институтах: яслях, детсадах, школах-интернатах...

Отсюда сразу два МИФА:

МИФ первый (осторожный): усыновление – это как-то подозрительно.

МИФ второй (уверенный): в детских домах у детей есть все необходимое.

Крайняя степень этого МИФА: а зачем вообще усыновление и семья ребенку, который находится под покровительством государства и все его проблемы достаточно успешно решаются?

Вот пример из практики. В Национальный центр усыновления поступил «тревожный сигнал от соседской общественности». Пенсионерка сообщила, что ее бездетные «соседи-куркули, на машинах разъезжают, ни с кем из соседей не здороваются, недавно «купили» ребенка. А как они его будут воспитывать, если своих детей у них нет; видать, «взяли мальчонку на пакуты». Главная проблема, которая мучила женщину, была озвучена примерно так: «Им и Господь Бог детей не дает, зачем же вы дали, пусть бы малец был в детдоме; по телевизору показывали, там детки в бассейне купаются, с красивыми игрушками играются, и не хватает им только птичьего молока».

Семью усыновителей мы прекрасно знали по подготовке к усыновлению. Среднего достатка люди, глава семьи – инкассатор, действительно «разъезжает» на разных машинах. Как-то давно уже не задалось «соседское взаимодействие» этой семьи с окружающими. По информации участкового в подъезде проживают в большинстве люди пьющие и досужие пенсионеры. Ничего лучшего семья не придумала, как поменять место жительства. А ведь осадок-то остался… Как говорится, не оценил социум благого поступка семьи. Позавидовал, наверное.

Недавно детский дом №7 г.Минска проводил «День открытых дверей». Это ежегодное мероприятие, направленное на активизацию семейного устройства воспитанников детдома. Детишки готовят концерт, администрация и педколлектив учреждения рассказывают о том, как замечательно живут воспитанники, но каждому не хватает самой малости – заботливой семьи. Наших усыновителей, готовых к подбору детей для усыновления, мы часто направляем на такие мероприятия: пусть люди увидят, как живут дети, что такое детдом. Так вот после «Дня открытых дверей» в детском доме №7 наших клиентов, как говорится, настиг «культурный шок».

Насмотревшись российских телепередач о бедствовании детей в детдомах на периферии, имея собственные представления о детдоме как о «казенном убогом сиротском приюте», люди, не поверив своим глазам, спрашивали: «А что, все детдома у нас такие, или этот - показательный?». «Нет», - отвечали мы, «все – одинаковые, убедитесь в этом, когда поедете в свой детдом на знакомство к своему ребенку». Мы молчали о том, что задача детского дома – подготовить воспитанника к жизни, приблизив условия учреждения к домашним. Отсюда – домашний уют, ковры, зеркала, ухоженные цветы и крутая бытовая техника в каждой группе. Однако готовить ребенка в детдоме к жизни в семье удается лишь с успехом, равным успеху в обучении танцам слепого человека. Не живя в семье, не зная и не видя, что такое семейный уклад, вряд ли можно позитивно смоделировать свою будущую полноценную семейную жизнь, даже если тебя окружают предметы домашнего обихода ...

Действительно, в детдоме хорошо, в школе-интернате – еще веселее: кругом много детей, внимательных педагогов, воспитателей, все за ребенка отвечают и беспокоятся – от директора до кастелянши. Как говорится – расти и процветай. Одно только «но»: для полноценного развития ребенку необходимы всего ОДИН-ДВА близких значимых взрослых. Понаблюдайте за новорожденным: ребенок четко выделяет свою маму уже в первые дни жизни. Со временем эта избирательность становится еще заметнее: нет мамы – плач, крик, беда! Берёт мама малыша на руки – он весь преображается, как бы стараясь соответствовать ожиданиям мамы: «Я такой хороший, потому что ты рядом со мной!». А когда «мамы» сменяются возле ребенка с частотой, предусмотренной действующим Трудовым Кодексом и правилами внутреннего трудового распорядка учреждения, у ребенка отсутствует стремление к развитию, некого радовать своим первым зубом, улыбкой, первым «агу». Много взрослых вокруг, а близкого и значимого нет. Вот что печально. Итак, поистине «птичье молоко», которого не хватает детям из интернатных учреждений, это семья.

МИФ третий (генетический).

Условное название «яблочко от яблоньки не далеко катится». МИФ о фатальном воздействии наследственности на результат воспитания ребенка в новой семье.

С проявлениями этого мифа работать приходиться чуть ли не ежедневно. Заметили, к этому мифу часто прибегают люди, которые сами усыновить не могут или не хотят. Такое вот оправдание: не усыновляю, поскольку некого усыновлять, все дети в детдомах из пьющих семей, что из них вырастет с такой генетикой? Для профессиональной защиты от носителей этого МИФа приводим такие доводы:

ДОВОД первый. Сегодня в семьях белорусских усыновителей воспитываются 7 000 усыновленных детей разного возраста. Ни один из них не состоит на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, не демонстрирует проявлений девиантного (отклоняющегося) поведения, т.е. особых хлопот усыновителям не доставляет. Почему? – спросите вы. Да потому что к усыновлению приходят, как правило, люди зрелые, самостоятельные, для которых воспитание ребенка становится главным делом жизни. Отсюда – позитивный результат воспитания.

ДОВОД второй. Ученые всего мира до сих пор ведут спор о доминантах в воспитании. Что же в большей степени обусловливает результат воспитания: средовые воздействия или наследственность? Этот спор вечен, как и сама жизнь. Сегодня подавляющее число ученых плавно переходит на материалистические рельсы, признавая что «бытие определяет сознание». Т.е. именно условия, в которых растет ребенок, определяют, в конечном итоге, результат его воспитания.


ДОВОД третий. Признаём, что среди детей, имеющих право на усыновление, т.е. среди детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нет выходцев из профессорско-преподавательской среды. Это факт. И действительно, биологические родители детей сиротской категории были лишены родительских прав по причине злоупотребления алкоголем. А в Вашей семье нет ли пьющего(их) родственника(ов)?

Реальная история: супружеская пара из Барановичей долго и пристально рассматривает анкеты детей, подлежащих усыновлению. Натыкаясь глазами на сведения «мать и отец ребенка лишены родительских прав» - супруга задает вопрос: «А почему их лишили родительских прав?» Отвечаем честно. Будущая мама явно разочарована, продолжает искать анкеты детей, в которых будет указано, что мать и отец ребенка погибли в автокатастрофе, произошедшей на пути из аэропорта «Минск-2» (родители возвращались из круиза по средиземноморью – и вот несчастный случай – погибли!) На наши доводы о том, что если и случаются такие инциденты, осиротевших детей сразу забирают на воспитание родственники – женщина недоверчиво пожимает плечами… Напряженную обстановку нарушает муж: «Тань, так папа твой покойный пил серьезно, от того и помер, что уж тут…». Таня в ответ: «Чья бы корова мычала, Миша: твой младший брат вообще не просыхает, от того из семьи ушел, детей двоих на жену бросил».

Задумываясь о наследственности ребенка, которому можно помочь, взяв в свою семью, задумайтесь и о своем наборе генов и хромосом. Всё ли так благоприятно, как кажется? Вопрос не риторический, поскольку очень немногие могут похвастаться блестящей родословной.

ДОВОД четвертый: история некоторых стран начиналась с того, что на их территории массово свозились преступники, наркоманы и проститутки из Старого Света. Не прошло и 200 лет (всего 10 человеческих поколений) – а эти страны, выражаясь языком управдомши из к/ф «Бриллиантовая рука» - «являют собой страны высокой культуры быта». Где же генетическая предопределенность? Гены или среда (с ее обществом, законами и порядками) оказывают детерминирующее влияние на становление человека?

МИФ четвертый (коррупционный).

За усыновление «хорошего» ребенка надо платить. Не хотелось бы «бросать камень в чужой огород», однако произрастает этот МИФ, как нам думается, из тех застойных времен, когда подбор ребенка для усыновления был делом медиков. В недалекие 70-80-е прошлого столетия вокруг рай- и горбольниц, роддомов формировалась «своя» очередь кандидатов в усыновители. Скорость и успешность усыновления зависели от близости к медперсоналу учреждения здравоохранения: мама отказалась от новорожденного, - кому из желающих усыновить сообщить о том, что есть ребенок, подлежащий усыновлению – во многом определял лечащий врач ребенка. Получить полную информацию о состоянии здоровья ребенка, подлежащего усыновлению, можно было только у лечащего врача. К началу 90-х годов очередь желающих усыновить ребенка в Беларуси насчитывала порядка 4-5 тысяч семей, усыновляли же детей, как и сейчас, около 10-15% семей.

Причиной было отсутствие системы направления информации о том, что есть «усыновляемый» ребенок, не было централизованной организации, которая бы аккумулировала такую информацию, централизованно готовила людей к усыновлению и выдавала (строго по учету) кандидатом в усыновители направление на знакомство с таким ребенком. С созданием в 1997 году Национального центра усыновления, как не странно, мифическая очередь желающих усыновить как-то рассосалась, поскольку многие семьи, как выяснилось, были зарегистрированы «в очередях» по разным регионам страны. Сегодня ведется учет граждан, желающих усыновить ребенка, для тех, кто желает усыновить ребенка «малышкового» возраста, в т.ч. – новорожденного - есть своеобразный «лист ожидания ребенка», в котором каждой семье усыновителей присваивается свой порядковый номер, который зависит лишь от даты постановки на учет в центре усыновления.

Что же касается коррумпированности процесса усыновления, то, с учетом разноведомственного характера процесса усыновления об этом не стоит даже и заботиться, поскольку определить, какое из учреждений и его специалистов «главнее» в процессе усыновления пока не удавалось никому. Судите сами: подготовка к усыновлению (сбор документов, обучение, первичное консультирование) – прерогатива местных отделов образования и Национального центра усыновления. Подбор ребенка для усыновления – под юрисдикцией центра усыновления, но также имеется возможность так называемого «местного подбора»: жители конкретного населенного пункта могут подобрать кандидатуру ребенка для усыновления из числа детей, нуждающихся в новых семьях и проживающих на территории той же административной единицы, что и потенциальные усыновители. Знакомство с ребенком, подлежащим усыновлению, может происходить, в зависимости от возраста ребенка, в роддоме, доме ребенка, детдоме, школе-интернате. А решение об усыновлении принимает суд. Так кто же в процессе усыновления «ведущий», от какой инстанции зависят «легкость и положительность» решения об усыновлении? Ответ очевиден: ни от какой. Просто система усыновления работает так, что «излишняя» заинтересованность кого-то из участников процесса сразу заметна «смежникам». Вряд ли найдутся сегодня люди, для которых профессиональная карьера настолько не важна, чтобы жертвовать ею из коррупционных соображений.

МИФ пятый (секретный).

Тайну усыновления обязательно нужно скрывать! Да вот незадача: всегда найдутся «доброжелатели», которые сообщат ребенку о том, что он «неродной».

Если вы что-то украли, сделали что-то противозаконное или противоестественное – тогда, конечно, это надо скрывать… Но как это соотносится с усыновлением? Что в усыновлении постыдного? НИ-ЧЕ-ГО! Люди, у которых по каким-то причинам нет детей, вполне обоснованно хотят быть такими же, как все – в нашем случае – «детными», обычными родителями. Это желание вполне оправдано: «нет в жизни счастья большего, чем быть таким как все!» У взрослых нет детей. У ребенка нет семьи, он тоже отличается от большинства другие «семейных», домашних детей. Если эти взрослые и ребенок найдут друг друга – будет это поводом к радости, или к грусти, к плохому, или к хорошему дальнейшему развитию событий? Так зачем скрывать? Зачем дрожать и бояться чужого взгляда, слова? Для кого мы живем наши жизни? Если для себя и своей семьи – в таком случае давайте жить достойно.

Вслушайтесь в слово «У-СЫН-НОВ-ЛЕНИЕ». В этом слове ясно звучат слова: сын, новый, явление, не находите? Самый первый усыновленный – библейский Моисей, родители которого, убоявшись перспективы убийства всех младенцев мужского пола, были вынуждены положить малыша Моисея в лодчонку и пустить по волнам Нила. К счастью, неподалеку купалась египетская принцесса, дочь фараона. Вот она-то и стала первой усыновительницей. Она воспитала Моисея в уважении к родителям, несмотря на то, что они, выражаясь сегодняшней терминологией, явно пренебрегли родительскими обязанностями и подвергли заведомо несовершеннолетнего опасности, отправив его в непредсказуемое путешествие по волнам реки (подумайте, такое ли благостное отношение у нас в обществе к т.н.»кукушкам» - мамам, по каким-то причинам отказывающимся от своих детей?). Принцесса никогда не скрывала своего поступка. Может быть поэтому Моисей стал величайшей фигурой того времени: он просто был уверен в том, что никто не хотел ему зла, что все дорогие и близкие ему люди совершали поступки лишь во благо ребенка. У него не было внутреннего конфликта со своим прошлым и настоящим. Это позволило ему выделиться среди иных людей и быть духовным лидером того времени.

Каждый специалист сферы усыновления скажет однозначно: скрывать от ребенка тайну его появления в семье – это значит выращивать в семье невроз, недоверие, пестовать ложь и страхи. Определенность в прошлом дает определенность в будущем. Вступая в брак, живя вместе, мы стараемся быть честными с нашими близкими, не иметь тайн друг от друга. Если какая-то тайна открывается – нам неловко, иногда – больно. В семье не место тайнам. В семье всё должно быть честно. Если мы, супруги, друг от друга тайн не имеем, почему же от ребенка мы должны что-то скрывать?

Даже усыновленные младенцы помнят свое прошлое. Пусть они не запомнили лица родной мамы, окружающей их обстановки и места, где родились. Но дети помнят. Эти воспоминания – в чувствах, ощущениях, восприятии событий, реакциях на них. Глупо думать о том, что, пересадив розу в другой горшок, мы получим фикус. Будет та же роза, только если за ней лучше ухаживать – растение будет радовать владельца, при этом навсегда оставаясь розой. Непроработанная тайна усыновления, отсутствие у ребенка достоверной информации о его происхождении – всё это обрекает семью на лишние и никому не нужные хлопоты, эмоциональные затраты, кризисы, конфликты.

Как рассказать ребенку о его истории, как корректно вскрыть тайну его усыновления – этому учатся кандидаты в усыновители на курсах родительской компетенции, которые являются обязательным этапом на пути к усыновлению.

А вот с чем нужно в этом мифе согласиться – так это, вправду, с явной невозможностью скрыть тайну усыновления от окружающих. И не потому, что должностные лица, участвующие в процедуре усыновления, «несдержаны на язык». Судья, установивший усыновление в суде, работник центра усыновления или органа опеки, выполнившие ряд важных процедур при организации усыновления – все эти люди явно не пойдут рассказывать о том, что «семья Пупкиных таки усыновила ребенка!» В Беларуси не зафиксировано ни одного случая раскрытия тайны усыновления должностными лицами. Как врач хранит врачебную тайну, адвокат и нотариус – тайну своего клиента, военный – военную тайну, а служащий – государственную тайну, - так и участники усыновления уважают людей и законы страны, в которой живут. Но вот нет-нет – да и случаются ситуации, свидетельствующие о фактах некорректного раскрытия тайны усыновления. Парадоксально, но во всех этих ситуациях «ноги растут» … от близких к усыновителям людей (родственников, друзей семьи, сослуживцев и т.д.)

Реальная история: во время свадебного застолья развеселая крестная мать молодой произнесла тост о том, как хороша невеста. Апофеозом были следующие слова: «Какая ж ты красавица выросла, Машка! Всем на загляденье! А взяли мы тебя слабенькой, неказистой, думали, и не оклемаешься после своего детдома!». Гости притихли. Невеста – в шоке. Назавтра молодая жена примчалась в центр усыновления. Мы помогли ей найти сведения об удочерении. Главный вопрос Маши заключался в том, почему самые близкие и родные скрыли от нее факт удочерения, как же можно теперь доверять людям, если самые близкие лгали ей всю жизнь? Наши психологи работали и с молодой женщиной, ее родителями, и с ее мужем. Нам удалось убедить Марию в том, что ее родители свято верили, что скрывать тайну удочерения надо для блага дочери. Разумеется, они заблуждались, но кто из нас не делал ошибок? Молодая женщина рассказала, что «всю жизнь о чем-то таком догадывалась», очень мучилась и переживала, боялась и не знала – можно ли об этом спросить. Скажите, зачем все эти муки и терзания? Маша горевала не о том, что она «иная», «усыновленная», а о том, почему «всё это» случилось именно с ней, и почему никто с ней просто не поговорил о ее реальной истории…

Итак, тайна усыновления охраняется Законом. За разглашение тайны усыновления должностным лицам «светит» немного-немало уголовная ответственность. Проблемы тайны усыновления не существует в тех самодостаточных семьях, где ребенок знает о своем усыновлении. Как подготовить ребенка к правильному восприятию усыновления усыновители узнают из цикла обучающих занятий в рамках подготовки к усыновлению. Сегодня всё больше усыновителей пренебрегают тайной усыновления, решая, что жизнь надо прожить для себя и своего ребенка, а не по формуле Сонечки из «Горя от ума»: «Ах, боже мой, что станет говорить княгиня Марья Алексевна?»

И в заключении: мы не организуем «имитаций беременности». Когда-то действительно была такая «процедура»: усыновительница надевала широкие одежды, клала на живот бандаж, прикрепляла подушку, имитируя растущий живот. Последнюю такую «имитацию» мы сделали в 2005 году. Наблюдая за семьей «имитаторов», видим – страдают люди, много проблем у ребенка, в целом проблемы в семье обоснованы именно сокрытием тайны усыновления. Пока семья отказывается от помощи специалистов, надеясь, что тайну усыновления сможет скрыть от ребенка. Что ж, подождем подросткового возраста… (тел. психологов в Минске 284 71 49, не забывайте!)

Число новорожденных детей, которых можно передавать на усыновление, в Беларуси сокращается с каждым годом. Поэтому реальной основы для такого мракобесия, как «имитация беременности» попросту нет. Более того, не существует такой административной процедуры, осуществляемой государственными учреждениями, как имитация беременности. А если пофилософствовать – то как же можно начинать жизнь (с ребенком) – с обмана ребенка?

Перефразируя известную мудрость, желающий усыновить – ищет возможность, нежелающий – ищет причину не усыновлять. К какой группе относится каждый – решать ему самому. Но искренне хочется, чтобы люди, решившие усыновить ребенка, шли на этот шаг ответственно, сняв розовые очки, лишившись иллюзий и доверяя специалистам, были окружены общественным вниманием, пониманием и поддержкой. А МИФы – досужее дело. Ведь «каждый выбирает по себе: женщину, религию, дорогу; дьяволу служить или пророку – каждый выбирает по себе».

 
Яндекс.Метрика
©2013 - Все права защищены - child.edu.by