Электронное обращениеНа главную

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР УСЫНОВЛЕНИЯ

МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Адрес:  г. Минск, ул. Платонова, 22 

Телефон: 284 71 51; 331 06 17

                                                                                                                                                                           
 

 

 

Популярные страницы

Проход по ссылкам навигации

Новости центра

07.08.2017

Новое на сайте!!!

В подразделе "Методическая рассылка" раздела "Методические материалы" опубликован очередной выпуск методической рассылки для специалистов сферы охраны детства и замещающих родителей по теме: "Психосоматика. Психосоматические заболевания".

подробнее>>>

24.07.2017

1 августа в г.Жодино закрывается детский дом

1 августа в Жодино закрывается детский дом. 20 детей из него забрали в приемные семьи — в Боровляны, Вилейку, в детские дома семейного типа в Жодино, Борисов. А еще 11 переезжают в другие детские дома.

подробнее>>>

07.07.2017

Новое на сайте!!!

В подразделе "Методическая рассылка" раздела "Методические материалы" опубликован июльский выпуск методической рассылки для специалистов сферы охраны детства и замещающих родителей по теме: "Низкая концентрация - невнимательность. Восстановление внимания – Пирамида внимания".

подробнее>>>

26.06.2017

Директор Национального центра усыновления 23.06.2017 принял участие в первых белорусско-итальянских межмидовских консультациях по консульским вопросам.

Директор Национального центра усыновления 23.06.2017 принял участие в первых белорусско-итальянских межмидовских консультациях по консульским вопросам. Белорусскую делегацию возглавил заместитель Министра иностранных дел Евгений Шестаков, итальянскую – Статс-секретарь (заместитель Министра) Министерства иностранных дел и международного сотрудничества Винченцо Амендола.

подробнее>>>

Вакансии

Национальному центру усыновления на постоянную работу требуются:

  

Актуально!

 

График проведения групповых занятий по подготовке кандидатов в усыновители в г. Минске     

Центр помощи усыновителям и усыновленным. Запись на консультацию

Контактная информация

Адрес: 220005 г. Минск,
ул. Платонова, д.22, 11 этаж

Время работы: 9.00-17.30, обеденный перерыв: 13.00 - 13.30

284 71 51

331 06 17

Электронная почта

child@edu.by

nac@edu.by

 

[ 1 ]

Она же дурочка! Почему в детдомах обманывают будущих усыновителей

Читать далее.../ Свернуть...

Она же дурочка! Почему в детдомах обманывают будущих усыновителей

"Она же дурочка!"
 
Антон Жаров
специалист
по семейному устройству
детей, усыновитель
 

Наверное, ни для кого не секрет  что своя рубашка — ближе к   телу. И проблемы соседа волнуют гораздо меньше своих. И какие уж тут дети, когда «летит» премия или грозит увольнение... Примерно так рассуждают в любой детской организации,  где находятся «под надзором» (это законодательный термин!) дети, оставшиеся без попечения родителей. Нет, конечно, не в любой. Есть исключения, где потенциальным усыновителям рады, где каждый ребёнок, обретающий семью, — маленькое счастье.

 

Наверное, у каждого усыновителя есть в воспоминаниях нянечка или воспитательница, провожавшая ребёнка в семью со слезами радости: даже в «плохих»  учреждениях попадаются добрые и хорошие люди... В детских сиротских учреждениях не стесняются врать, лишь бы сохранить «контингент».

 

Но сегодня не об этом. Сегодня поговорим о тех мифах (а по-русски — о вранье), которые встречают нас в до­мах ребёнка, в детских домах, православных и прочих приютах — везде, где ребёнок обрёл «под надзором» свой временный дом.

 

Почему вам рассказывают эти сказки? Да потому что ни один детский дом не мог бы существовать, если бы не было детей, оставшихся без попечения родителей. И вы, забирающий из системы ещё одного ребёнка, — по сути, враг. Враг спокойному системному благопо­лучию, когда непрерывным потоком поступают ото­бранные из семей дети, «отказники» и «подкидыши» — и спокойно «досиживают» до своего возраста (в доме ребёнка — до 4 лет, в детдоме — до совершеннолетия), «генерируя» для детского учреждения бюджетное фи­нансирование. Подушевое.

 

Но даже если (как в домах ребёнка) «покоечное» — койки не должны пустовать слишком долго, иначе — сократят, а следом — увольнения, следом — потеря той или иной части финансирования. Кто с этим согла­сится? Поэтому в каждом руководителе дома ребёнка идёт борьба: с одной стороны, конечно, понятно: детям нужна семья. С другой, если всех детей раздать по се­мьям — зачем нужно это двухэтажное здание и 60 че­ловек персонала, хлеб, закупленный по 36 рублей за батон и мясо — по 450, краска — по цене сусального золота и услуги охранного предприятия, охраняющего дом ребёнка, словно «Форт Нокс»?

 

Поэтому за детей держатся. Самый простой способ удержать ребёнка — прогнать усыновителя. Сделать так, чтобы получивший направление на конкретного ребёнка потенциальный усыновитель просто отказал­ся. И тут самый простой способ — соврать.

 

Враньё, как правило, делится на две большие груп­пы: собственно откровенная ложь и недоговаривание.

 

Оказавшийся в доме ребёнка человек, конечно, по­падает под магию белых халатов. Главный врач, по­жилая усталая женщина, довольно грустным голосом говорит: "Понимаете, у них же гены…   Это дети алко­голиков, наркоманов…  Вот, вам выдали направление, а у неё мать   — законченная  наркоманка..."

 

Дорогие мои, откуда это знает главный врач дома ре­бёнка? Она, скорее всего, никогда не видела мать этого ребёнка. В лучшем случае сведения о наркомании мате­ри написаны в медицинской карте ребёнка, пришедшей из роддома. Но и там эти сведения — откуда? Насколько «законченная» наркоманка мать этой чудесной девочки, пускающей слюни на ваш рукав?

 

На самом деле — тут моё мнение подтвердят врачи — сама по себе наркомания матери не означает каких-то обязательных проблем для плода, для ребёнка. Слава богу, эти вещества не проникают к ребёнку в кровь! Очень часто молодые женщины, употребляющие нарко­тики, рожают совершенно здоровых детей. И главный врач дома ребёнка не может знать, кто была мать этого ребёнка и (что важнее) как это отразилось на самом ребёнке. Последнее до определённого возраста и вовсе понять невозможно.

 

То есть главврач   просто… просто врёт. И задача — вас испугать.

 

Иногда даже приличные врачи пугают потенци­альных родителей — ну, чтобы потом "претензий не было"... Это, простите, не из области усыновления — это уже про что-то другое.

 

Или, например, главврач, показывая на стесняющуюся барышню двух с половиной лет, говорит: «Эх, жаль, что она в школу не пойдёт, она же дурочка... Видите?» Постановка «диагнозов» и высказывание прогнозов на будущее — это тоже распространённая практика. Ну как можно сказать в 3 года, пойдёт ли ребёнок в школу,  хватит ли ему способностей? Если не до пола слюна, то как это понять? Разумеется, это или враньё, или, скажем помягче, преувеличение. Но в любом случае врач не мо­жет делать таких долгосрочных прогнозов, нет для этого никаких оснований.   Конечно, отставание детей из домов ребёнка в развитии — не новость, и всё вполне объясни­мо. Но таким же фактом является то, что все дети спустя совершенно непродолжительное время догоняют своих сверстников и по интеллекту, и даже физически. Зачем же главный врач рассказывает вам эти сказки?

 

Другим любимым пугалом для усыновителей явля­ется  художественное чтение диагнозов и документов  ребёнка. При этом опускаются вопросительные знаки после диагнозов, да и вообще с диагностикой в домах ребёнка — традиционный тщательно поддерживаемый бардак.

 

Вообще говоря, законодательство обязывает усынови­телей ознакомиться лично и непосредственно с докумен­тами усыновляемого ребёнка. Термин «ознакомиться с документами» трактуется множеством руководителей детских сиротских организаций как зачитывание этих самых документов вслух перед потенциальными усы­новителями. Послушайте, вы должны ознакомиться с документами, а не с тем, что вам прочитали!  Ознако­миться — это значит взять их в руки, иметь возможность прочитать их как с одной стороны бумаги, так и с другой (а вдруг там тоже что-то написано?) и, разумеется, снять с этих документов (за свой, разумеется, счёт) копии, сделать выписки. Вы же не врач, чтобы знать, что такое «ООО» в медицинской карте или «ЗПРР»? Или даже бо­лее «простой» «атопический дерматит». Вы должны всё это, как минимум, осмыслить. А как это сделать, если не сделать выписок или копий (например, сфотографиро­вать бумаги).   Это что — экзамен по скорочтению и скорозапоминанию? Нет, конечно. И ни в коем случае нель­зя писать (а вы должны это письменно подтвердить), что вы ознакомлены с документами ребёнка, если вам не дали их как минимум взять в руки и сделать выписки, копии. Нет, я не подпишу, я хочу сфотографировать — и посоветоваться со специалистами!

 

Потому что потом выясняется, что «гепатит С» стоял «под вопросом» и уже год! А значит, его пора снимать. Что "братья и  сестры" на самом деле существовали в во­ображении главврача, а на бумаге — ни тех, ни других.

 

При этом надо понимать, что «документы усынов­ляемого ребёнка», с которыми обязан   (!) ознакомиться кандидат в усыновители — это, как минимум, всё, что содержится в его личном деле в доме ребёнка. Так что, уважаемая главный врач, дайте мне сюда эту папку, я сфотографирую — и буду думать. Я не коня покупаю, я принимаю в семью человека — и мы должны знать друг про друга всё.

 

И конечно, когда разговор заходит о кровных род­ственниках ребёнка, нередко мы слышим (с непереда­ваемым сожалением в голосе!) текст про то, что ребёнка посещает (ему звонит) мама (бабушка, тётя), кото­рые, конечно, «будут забирать» ребёнка. Как правило, это — враньё.

 

Во-первых, по телефону никогда не видно, кто имен­но звонил. Одна из моих доверительниц два месяца звонила в дом ребёнка, и представлялась мамой одного из малышей, чтобы узнать, что с ним. Потом, конечно, усыновила, но одна из проблем была — "мама  звонила!" Не признаваться же, что это звонила она — настоящая, если честно, мама?

 

Но, как правило, даже если вы представитесь супермамой, никто ничего вам по телефону в доме ребёнка не скажет, попросят приехать, показать, что вы действи­тельно мама этого ребёнка. Вообще-то, матерям дом ребёнка не стремится отдать детей по тем же причинам, по которым встречают препоны усыновители. Поэтому, как правило, все эти рассказы про бабушек, мам и про­чих родственников — просто непроверяемое враньё. Если у вас есть направление — идите и знакомьтесь с ребёнком. Понравился — забирайте! Бабушки, если бы хотели, уже давно бы забрали своих внуков! Как и поте­рявшиеся мамаши.

 

Если усыновитель прошёл этот квест, впереди ждёт совершенно простейший саботаж. Сначала — старая (вечная практически) сказка про то, что главврача нет, а кроме него никто не может обеспечить ваше общение с ребёнком.  Слушайте, а если в этом доме ребёнка кто-то заболе­ет? случится пожар? потребуется срочно решать какой-то вопрос? Кто его будет решать? Зам, замзав, дежур­ный — кто-нибудь да найдётся, не так ли?

 

Вот и ваше направление на посещение ребёнка никак не зависит от того, что главврач в отъезде, в отпуске, на  учёбе, в департаменте или вообще ушёл от нас в мир иной.   Вы и ребёнок — вот что главное. И даже если глав­врач в командировке на Марсе, ребёнка увидеть вы име­ете право. То же самое касается всякого рода каранти­нов, случаев, когда ребёнок вдруг в больнице.  Ну и что? Ну, болеет! И что, больной ребёнок не имеет право на маму?! Таких ограничений в законе нет.

 

О, сколько «добрых советов» приходится порой выслу­шать усыновителям. «Вы ему не подходите, — говорят семейной паре за 40, — нужно помоложе». «Зачем вам ребёнок?» — полугневно вопрошают родителей близ­нецов 25 лет, решивших усыновить третьего. «Отдадим только в полную семью», — безапелляционно заявляют вдове, вырастившей троих  детей… Разумеется, ничего из этого не имеет никакой правовой основы и направле­но лишь на одно: пусть испугаются и уйдут. И пугаются, и уходят.

 

Традиционный метод «защиты контингента» в домах ребёнка - затягивание подготовки документов. Не стесняйтесь,  жалуйтесь! Вообще-то, препятствие закон­ным действиям по усыновлению — наказуемо. А то, что у главврача в течение трёх недель   (!) не нашлось време­ни собрать и подписать документы, — это, разумеется, выглядит как препятствие законному усыновлению, и никак иначе. Есть министерство (департамент) здравоохранения, образования, ну и, конечно, Рособрнадзор и прокуратура — да и в орган опеки неплохо жалобу  подать, пусть проконтролируют, поработают.

 

Не думайте, что ваша жалоба что-то там вам «ис­портит», — напротив, все участники событий  прекрасно понимают, что делают. И орган опеки, когда тянет рези­ну, и дом ребёнка, который врёт, полностью осознают, что они делают. И зачем.

 

Им нужен ребёнок. И вам нужен ребёнок. А ребён­ку — нужна семья.

И поэтому все эти глупые отговорки — пусть просто сотрясают воздух. Сердце вам что говорит?
Вот его и слушайте.

Скачать статью

Вернуться к списку статей...
[ 1 ]
 
Яндекс.Метрика
©2013 - Все права защищены - child.edu.by