Электронное обращениеНа главную

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР УСЫНОВЛЕНИЯ

МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Адрес:  г. Минск, ул. Платонова, 22 

Телефон: 284 71 51; 331 06 17

                                                                                                                                                                           
 

 

 

Популярные страницы

Проход по ссылкам навигации

Новости центра

08.12.2017

Новое на сайте!!!

В подразделе "Методическая рассылка" раздела "Методические материалы" опубликован декабрьский выпуск методической рассылки для специалистов сферы охраны детства и замещающих родителей по теме: «Эмоциональный интеллект – что это?".

подробнее>>>

04.12.2017

Встреча с педиатром РНПЦ "Мать и Дитя" для усыновителей 11.12.2017 года (г.Минск)

Встреча с педиатром РНПЦ "Мать и Дитя" для усыновителей 11.12.2017 года по приглашению Национального центра усыновления и Инициативной группы Содружества усыновителей Беларуси заведующая лабораторией проблем здоровья детей и подростков РНПЦ «Мать и дитя» Девялтовская Маргарита Георгиевна проведет встречу-лекцию с усыновителями.

подробнее>>>

01.12.2017

Беларусь — Италия: сотрудничество, проверенное временем

30 ноября Министр образования Республики Беларусь Игорь Карпенко и Заместитель Председателя Комиссии по международному усыновлению при Президиуме Совета Министров Итальянской Республики Лаура Лаэра подписали Протокол о сотрудничестве по вопросам усыновления несовершеннолетних белорусских граждан гражданами Италии.

подробнее>>>

27.11.2017

"Пока собирали документы, у него нашли рак". История итальянцев, усыновивших мальчика из Беларуси

С семи лет Гая Альгерти (по просьбе героев все имена в публикации изменены) из Италии мечтала о брате, но родители отвечали: «У нас уже есть ты». В январе 2003-го девочка с классом поехала в горы кататься на лыжах. Это был третий день после ее 14-летия. Гае стало плохо, пока Франко и Мария мчались к дочке, ее жизнь оборвалась. В тот же день, только уже в Беларуси, мама и папа Андрея Митрофанова зарегистрировали в загсе своего новорожденного сына. Несколько лет спустя мальчик оказался в интернате, и в 2012-м родители Гаи его усыновили. Теперь он Андреа Альгерти. Подросток уже почти не помнит родину, но если у него спросить «есть ли у тебя сестра?», он, не задумываясь, ответит: «Да, ее зовут Гая».

подробнее>>>

Вакансии

Национальному центру усыновления на постоянную работу требуются:

  

Актуально!

 

График проведения групповых занятий по подготовке кандидатов в усыновители в г. Минске     

Центр помощи усыновителям и усыновленным. Запись на консультацию

Контактная информация

Адрес: 220005 г. Минск,
ул. Платонова, д.22, 11 этаж

Время работы: 9.00-17.30, обеденный перерыв: 13.00 - 13.30

284 71 51

331 06 17

Электронная почта

child@edu.by

nac@edu.by

 

[ 1 ]

Упор стоя

Читать далее.../ Свернуть...

Упор стоя 

Утро.

Открывать глаза было нельзя. Впрочем, можно и открыть, если не хочешь поваляться в постели еще несколько минут в блаженных утренних мыслях последнего перед отпуском рабочего дня. Но Даша лежала не шевелясь. Пес еще вовсю храпел, ситуацию же контролировал котяра. Поскольку ночью он не просился ни играть, ни есть, то сейчас ожидал малейшего движения хозяйки, чтобы вприпрыжку бежать на кухню.

« Встаю», - решила Даша, вытягивая из-под головы пса свое гибкое тело женщины сорока с виртуозным хвостиком лет. На ходу перед зеркалом она еще раз удостоверилась в своей длинноногости и бесцеллюлитности. Что ноги у нее красивые, Даша осознала сравнительно недавно. Пару лет назад на каком-то праздничном вечере один из сослуживцев мужа подошел к ним и очень ясно изложил, как завидует коллеге, имеющему такую длинноногую блондинку-жену. Даша это запомнила, а потом и вовсе загордилась.

В общем, это было обычное утро, когда все еще хорошо в природе и в душе. Спокойно обдумывая сегодняшний день, Даша выгуляла животных. Теперь, когда муж был в длительной командировке, это делала она, но с удовольствием. В привычные 6 часов утра, на привычном месте она с умилением понаблюдала за старушкой, занимающейся кормежкой дворовых котов, и жестко напомнила себе не забыть взять для этих же целей что-либо, связан­ное с колбасой и сыром.

В принципе, такая размеренная жизнь ее устраивала. Сын работал, в пятницу муж приезжал на выходные, до осени и зимы, когда Даше становилось грустно и тревожно, было еще далеко.

 День.

По дороге на работу Даша с удовлетворением отметила, что городской зеленхоз наконец-то поставил запятую в огромной цветочной композиции над рекой « Квітней, Беларусь». Аккуратно рассортировав исполненные бумаги, сделав последние звонки, Даша собрала коллег на традиционное перед отпуском чаепитие. Слушая пожелания отдохнуть от своего какого-никакого, но хозяйства, она понимала бесполезность таких советов, поскольку по натуре была домоседкой, и отлучиться из дома на 2-3 дня казалось ей уже жестокостью. Она просто будет делать что хочется, уберется в квартире, поедет в гости к мужу.

Возвращаясь домой, Даша принуждала себя идти не спеша, но привычка ходить по городу быстро брала свое. Дашина социальная работа требовала обследования одного из районов, где она знала каждую улицу и дом. Ей казалось, что именно постоянная ходьба и делала стройным ее тело и здоровым - организм. Может быть, он и нуждался в осмотре, но Даша не была сторон­ницей помещения поликлиник, хотя в медицину верила свято. В больницах все же бывала часто, постоянно навещая кого-то из знакомых или родствен­ников. Да и в целом она пыталась следовать философии вселенской любви, однако удавалось далеко не всегда, и когда Даша была злой или раздраженной, то оправдывала себя тем, что жизнь - как непредсказуемый кем-то запущенный черно-белый конвейер, где добро и милосердие соседствуют со злом и жестокостью.

 

Вечер.

Соседка на балконе первого этажа терпеливо поджидала очередную жертву, замешкавшуюся в поисках ключа. Ей необходимо было пообщаться с миром, но Даша сделала вид, что безумно спешит, и вбежала в подъезд. Вдоволь нацеловавшись со зверьем, прочитав им очередную лекцию на тему «Нельзя расстилать хозяйкину постель», стала готовить ужин, хотя он мог и не пригодиться: сын частенько не ночевал дома.

 

Ночь.

Даша легла поздно. Расстроенная, она переваривала звонок мужа. Показалось, что мало было сказано слов поддержки, радости от предстоящей встречи. Вдобавок умер пульт телевизора, и она судорожно пыталась переключиться с кадров военной хроники, поскольку эта тема была для нее запретной, как будто ее всегдашняя эмоциональная обнаженность достигала здесь своего апогея. Накрутив себя еще и увиденным, Даша поняла, что заснуть не получается. Заправив ночнушку в спортивные брюки и накинув пиджак, стала собираться на улицу. Ничего не понимающий пес, уже занявший место на кровати, нехотя побрел следом. Возле реки был красивый закуток, где они расположились: Даша — подумать о несовершенстве жизни, пес - продолжить сон. Ночь была сказочно-трогательной, и, казалось, вот-вот наступит душевное спокойствие. Какой-то шепот-скрежетание вдруг донесся вместе со звуком шагов:

Хватит ныть, все решили.

Затем послышался всплеск от упавшего в воду предмета, глухие рыдания, и женские тени побежали назад, в сторону частных домиков. Выглянув из-за куста, Даша заметила силуэт идущей сзади женщины, и память услужливо подсказала, что ее и опекаемую ею внучку она знает, неоднократно Завещала их дом. « Топят котят», - подумала Даша, всю жизнь мечтавшая совершить что-то вроде личного подвига и реально спасти от смерти живое существо, а не просто старательно обходить все скачуще-ползающее на дороге. « Апорт», - приказала она собаке, как только шаги стихли. Та изумилась: ночное купание не входило в ее планы, однако неистребимое желание удру­жить взяло верх, и очень быстро пакет уже был выловлен. Даша спешно со­ображала, что делать с котятами или щенками, и решила подбросить их к ближайшим домам.

«Господи, чтоб этих несчастных оказалось там мало», - мечтала она, слушая слабые всхлипы или повизгивания, доносившиеся из пакета. Наконец он был разорван, и она похолодела: завернутый в окровавленное полотенце, там шевелился новорожденный ребенок. Синюшность личика и конвульсив­ное подергивание ручонками приказали оцепеневшей было Даше действо­вать. Несмотря на некоторый ужас, стараясь не задевать пуповину, стала рас­тирать невесомое тельце. Отряхнувшийся пес с интересом приблизился, обнюхал ребенка и неожиданно стал его вылизывать. Наверное, это может быть спасением. Даша лихорадочно стянула с себя сорочку и завернула в нее девочку. Следующая шальная мысль стала пульсировать в голове: удочерить эту небесную посланницу. Но сначала — спасти. Реальным было только одно - отнести ее в находившуюся недалеко больницу, миновав протоколы и объяснения милиции. Но как затем разыскать? Если каким-нибудь образом обозначить ее имя, то, бесспорно, его и дадут затем девочке в доме ребенка. Мозг продолжал работать быстро и четко. В кармане лежал тюбик купленной сегодня губной помады. Даша отвернула уголок рубашки, стараясь не оголить тельце, и, хотя дорогущей помады было отчаянно жалко, вывела — Божена. Именно так назвала бы она дочку, которую они хотели родить, но почему-то не получалось.

С собакой на поводке и с ребенком в свертке спешить было бесполезно, и Даша решилась привязать пса здесь. Он понял, что сегодня от него явно ре­шили избавиться, и отчаянно заскулил. Прижимая ребенка к телу, Даша как могла успокоила пса и побежала на дорогу.

Луна придирчиво осматривала женскую фигуру, крадущуюся под светящимися окнами родильного отделения. Ободренная вспомнившимися кинофильмами, Даша положила сверток и что есть силы зазвонила в дверь приемного покоя. Спрятавшись за угол, дождалась, пока на крыльце не появился спасительный белый халат, рассматривающий новое пополнение. Наконец шаги застучали в глубину покоев.

Совершенно ошеломленная произошедшим, Даша побежала к реке и возвратила такой же ошеломленной собаке уверенность в продолжении жизни. Уже под утро, вконец обессиленная от распирающих мыслей, Даша приняла решение и уснула с почти толстовским «Что за прелесть эта Даша!».

 

Первая неделя.

Суть плана - встретиться с матерью ребенка, изолировав от вмешательства старуху, толкнувшую девушку на преступление. Например, угрозой написать заявление в милицию. Далее, конечно же, помочь ей в воспитании ребенка на этом этапе скорее всего ее несладкой жизни. Но как поведет себя она?

Девушку звали Олей. Договариваясь о встрече по телефону, Даша наплела тысячу сказок о необходимых анкетах и ежегодных отчетах. Казалось, она продумала весь разговор от первой и до последней фразы, казалось, Оля выразила некую радость от сообщения о спасенном ребенке и заинтересовалась перспективой стать настоящей мамой, но вдруг девушка резко встала и. уходя, бросила:

- Спасибо, что спасли, но я сделала другой выбор. Не думаю, что будете на нас заявлять, хотя, может быть, это и нужно сделать.

 

Вторая неделя.

Оля не позвонила через оговоренные 3 дня, и в выходные Даша собрала семейный совет. Несколько тушуясь от значимости заявления, она рассказала обо всем подробно, напомнила мужу об их нереализованном желании иметь дочку, порассуждала о самом главном - это судьба дарит им шанс. Сын попытался отмолчаться, но все-таки высказал свое одобрение. Надежной опорой, как всегда, оказался муж, неожиданно ловко расставив акценты во всей этой истории так, что с положительной стороны их оказалось больше.

Инспектор, ведающая вопросами усыновления, оказалась внимательной и миловидной. Несмотря на то, что эта встреча была назначена через знакомых, Даша решила, что такие дружелюбные, чуть уставшие глаза обращены не только к ней. Оказалось, что ничего слишком трудоемкого в процедуре не было, и можно было начинать.

 

Третья неделя.

Почти все строчки медицинской формы были заполнены. Врачу-терапевту Даша чем-то не понравилась. Она даже пыталась пококетничать с ним, чтобы быстрее получить « Здоров», но он долго изучал ее карточку, последние анализы и исследования, затем тихим голосом произнес возможный, но такой убийственный диагноз. Тяжеленными ногами, держа в руках кучу направлений на дальнейшее обследование, Дарья вышла из кабинета. Мыслей « За что?», «Почему?» не было, только желание забиться в угол, уснуть и про­снуться такой, как прежде, здоровой и деятельной.

 

Четвертая неделя.

Последние дни отпуска были ознаменованы приятными известиями: после проведенного лечения болезнь Дарьи удалось приостановить, скоро она поедет в известную клинику для реабилитации. Зная о том, что ее медицинское заключение не будет положительным в отношении усыновления, Даша твердо решила все-таки навестить малышку.

Копошащиеся в песке дети были трогательно занятыми. Даша обратилась к женщине в белом халате с вопросом о Божене.

-      Да-да, есть такой ребенок в младшей группе, - весело сказала она. - А ее навещает мама.

Жизнь продолжалась на белой полосе конвейера. Даша назначила встречу с Ольгой уже у себя дома. Лед растаял, особенно после рассказа о том, что только болезнь сделала невозможным удочерение девочки. Оказалось, что Оля собирается забрать ребенка, но не знает, как доказать, что именно она - мать девочки-подкидыша. Инструкции Даши заключались в тщательном описании ночной сорочки, цвета губной помады, размера букв с именем девочки, как будто бы Олиных действий возле больницы.

А как же твоя опекунша?, - задала Даша тревожащий ее вопрос.

Я уехала от бабки в общежитие своей фабрики, там буду растить дочку.

Можно когда-нибудь вас навестить?

Можно.

 

Год спустя.

Даша выздоровела. Маленькая Божена называет ее тетей, любит разворачивать принесенные ею подарки и вряд ли задумывается, почему тетя так же нежно, как и мама, обнимает и целует ее.

              Наталья Дубова

Вернуться к списку статей...
[ 1 ]
 
Яндекс.Метрика
©2013 - Все права защищены - child.edu.by