Электронное обращениеНа главную

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР УСЫНОВЛЕНИЯ

МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Адрес:  г. Минск, ул. Платонова, 22 

Телефон: 284 71 51; 331 06 17

                                                                                                                                                                           
 

 

 

Популярные страницы

Проход по ссылкам навигации

Новости центра

24.07.2017

1 августа в г.Жодино закрывается детский дом

1 августа в Жодино закрывается детский дом. 20 детей из него забрали в приемные семьи — в Боровляны, Вилейку, в детские дома семейного типа в Жодино, Борисов. А еще 11 переезжают в другие детские дома.

подробнее>>>

07.07.2017

Новое на сайте!!!

В подразделе "Методическая рассылка" раздела "Методические материалы" опубликован июльский выпуск методической рассылки для специалистов сферы охраны детства и замещающих родителей по теме: "Низкая концентрация - невнимательность. Восстановление внимания – Пирамида внимания".

подробнее>>>

26.06.2017

Директор Национального центра усыновления 23.06.2017 принял участие в первых белорусско-итальянских межмидовских консультациях по консульским вопросам.

Директор Национального центра усыновления 23.06.2017 принял участие в первых белорусско-итальянских межмидовских консультациях по консульским вопросам. Белорусскую делегацию возглавил заместитель Министра иностранных дел Евгений Шестаков, итальянскую – Статс-секретарь (заместитель Министра) Министерства иностранных дел и международного сотрудничества Винченцо Амендола.

подробнее>>>

19.06.2017

В Могилеве подвели итоги областного конкурса «Сердце отдаю детям»

Уже традиционно в Могилевской области проводится конкурс среди приемных родителей и родителей-воспитателей детских домов семейного типа. Он направлен, в первую очередь, на раскрытие потенциала каждой семьи, творческого и воспитательного, на раскрытие и укрепление взаимосвязи как внутри семьи, так и вне ее. И, конечно, задачей этого конкурса является повышение престижа деятельности замещающих родителей, пропаганда семейных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, ознакомление с эффективным опытом семейного воспитания.

подробнее>>>

Вакансии

Национальному центру усыновления на постоянную работу требуются:

  

Актуально!

 

График проведения групповых занятий по подготовке кандидатов в усыновители в г. Минске     

Центр помощи усыновителям и усыновленным. Запись на консультацию

Контактная информация

Адрес: 220005 г. Минск,
ул. Платонова, д.22, 11 этаж

Время работы: 9.00-17.30, обеденный перерыв: 13.00 - 13.30

284 71 51

331 06 17

Электронная почта

child@edu.by

nac@edu.by

 

[ 1 ]

Сон над колыбелью (терапевтическая метафора)

Читать далее.../ Свернуть...

Сон над колыбелью (терапевтическая метафора)

     Холодный лязг медицинских инструментов… Извиняющиеся лица врачей… И приговор: ребёнка нет и не будет. Точка.

     Я закрываю глаза и падаю в пропасть. Ощущение долгого, затяжного падения – и удар. Такой странный удар, как будто бы изнутри взорвалось всё, и теперь меня просто нет. Вроде вот она я – руки вижу свои, ноги, голос слышу, - но всё как будто бы не моё. Меня нет.

     Оглянулась вокруг – безжизненное ущелье, сухое русло какой-то древней реки. Только камни, пыль и какие-то осколки, битое стекло. И тишина, звенящая, пронзительная, мёртвая тишина.

     Потом увидела приближающуюся фигуру. Не мужчина, не женщина – просто фигура, как тень. За ней ещё, и ещё. Одни, похоже, бесцельно бродят по округе, опустив плечи, потупив взор. Другие что-то несут в руках, их походка увереннее, и можно даже разглядеть их глаза. Чей-то взгляд остановился на моём лице. Мне захотелось спрятаться, превратиться в пыль, в камень, только бы меня никто не трогал. Но этот взгляд не оставлял меня, напротив – фигура стала приближаться… Я не выдержала, закричала: «Оставьте меня! Это всё неправда! Всё ещё будет по-прежнему!» А фигура только прошептала, как ветер по сухой листве: «Тебе надо к горючему источнику, детка. Иди туда…» - и указала рукой, куда идти надо. А сама пошла дальше, оставила меня – а у меня пустота на сердце.

     Так хотелось посидеть ещё здесь, никуда не идти, ничего не делать… Мне ведь дышать – и то тяжело. Но вспомнила тут, как бабушка рассказывала – люди в мороз в поле замерзали. Просто переставали двигаться, засыпали – и больше не просыпались никогда. Мелькнула мысль предательская: «Вот бы и мне так…» Но тут такой меня страх лютый накрыл, что ноги сами пошли, и отправилась я горючий тот источник искать…

     Господи! Откуда ж источнику тут взяться, когда вокруг сушь такая?!

    Но идти надо, иначе упадёшь, замёрзнешь – и не проснёшься уж никогда… Я и шла. Долго ли, коротко ли – а пришла-таки к источнику горючему.

    Тут мне в руки чашу дают, наполни, говорят, и неси. Чаша и сама по себе тяжёлая, а ещё полная – не вынести мне одной. Споткнулась, расплескала, чуть из рук не выронила… Ой, горечко!

    Тут я глаза открыла – ночь кругом, подушка моя мокрая от слёз, рядом муж спит. Вначале подумалось: «Спит себе, всё ему нипочём, бессердечный». Потом присмотрелась – а он похудел, почернел, спит неспокойно, за сердце рукой хватается. Куда ж его ещё чашей моей нагружать? Поправила одеяло ему – и обратно.

     А он тут как тут. «Чаша-то - говорит, - наша общая, вместе и понесём».

    От источника горючего тропка в гору ведёт – мы по ней и пошли. Все идут – и мы идём. Одна пара присела у дороги – говорят, мы тут  останемся, будем чашу свою стеречь, да друг на друга глядеть, некуда нам дальше идти, нет там ничего впереди. Превратились их слова в чёрных птиц – и полетели в разные стороны. Мужа одна крылом задела, пошатнулся он, из чаши ещё расплескалось, чуть не до половины. А я ему говорю: «Держись, стой на ногах, упасть-то недолго, да подниматься тяжело. Нам с тобой идти надо, нельзя нам здесь». Говорю – а сама верю ли? Не знаю… Только если упадёт он – и мне не выкарабкаться, это знаю точно.

    Тропинка всё вверх поднимается, уж дышать совсем тяжело, сердце выскакивает из груди – не разорвалось бы…

    Открыла глаза – мама стоит. «Хватит – говорит, - горевать-то! Я три аборта сделала – и ничего. А ты и не виновата вовсе»…

     Мама, мамочка! Плохо-то мне как! Пусто и холодно мне, и сама я – ПУСТАЯ, опустелая, опостылевшая сама себе…

     Плачу я так, причитаю – но это внутри. А снаружи  - губы в улыбке дурацкой растянулись. «Всё хорошо, я в порядке, мама»…Как чужие…

    Тропинка дальше в гору ведёт. По обочинам стали деревца появляться, иногда можно в тени посидеть, отдышаться. Да и идти легче как-то стало – то ли гора стала более пологой, то ли чаша полупустая не так книзу тянет. Слышу вдруг – звук какой-то необычный… Птица щебечет! Давно я такого не слышала, для меня всё это время и птицы молчали, и цветы не росли… Глянула – а она рядом с гнёздышком скачет, а в гнёздышке птенчики, пушистенькие такие, вроде ж и хорошенькие, - а мне так сердце сдавило, так болью всю меня пронзило от головы до пят, что… «Не могу я видеть этого! – кричу. –  Убери их, чтоб я не видела! За что же такая несправедливость-то?!» Плачу, кулаками стучу по земле, мужа отталкиваю… Он растерялся, отошёл, в какой-то момент показалось – совсем уйти хочет. Ан, нет, гляжу – он чашу оброненную поднял, заглядывает внутрь. «Потерпи,  - говорит, - родная, немного осталось». Подняться мне помог. Дальше пошли мы.

     Шли ещё не много, не мало – а выбрались-таки из пропасти, вывела тропинка нас на широкое поле. Вдохнули мы с мужем свежего ветра, выдохнули – можно жить.

    Тут встретили пару, радостные такие, счастьем светятся – в чаше их росточек маленький пророс. Они им любуются, пестуют, нам с гордостью показывают. А я думаю: «Гордиться-то тут чем? Благодарить надо». Погрелись рядом с ними немного, да надо самим идти. А куда идти? Тропинки нет, только поле широкое.

     Гляжу я – стоит чаша одна, оставил кто-то её, видимо. А в ней – росточек, да такой слабенький, стебелёк тоненький сухой, того и гляди завянет. Мы его из своей чаши полили, чем осталось, - он и стал расти. Да так быстро – вот уже листочки расправляются, новые проклёвываются. Чудо!

    Что делать? Муж говорит – «Давай его в нашу чашу пересадим». А я ему – «Что ты, смотри, корешки повредим – погибнет. Лучше свою чашу здесь оставим, а его с собой заберём».

     Так и сделали.

   Открываю глаза – и закрывать не хочется. Улыбается мой малыш в кроватке, видимо, снится ему что-то сладкое, радостное, живое. Счастье.

Головнёва Ольга
педагог-психолог Национального центра усыновления Министерства образования Республики Беларусь

Вернуться к списку статей...
[ 1 ]
 
Яндекс.Метрика
©2013 - Все права защищены - child.edu.by