Электронное обращениеНа главную

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР УСЫНОВЛЕНИЯ

МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Адрес:  г. Минск, ул. Платонова, 22 

Телефон: 284 71 51; 331 06 17

                                                                                                                                                                           
 

 

 

Популярные страницы

Проход по ссылкам навигации

Новости центра

08.11.2017

Новое на сайте!!!

В подразделе "Методическая рассылка" раздела "Методические материалы" опубликован ноябрьский выпуск методической рассылки для специалистов сферы охраны детства и замещающих родителей по теме: "Формы и виды семейного устройства детей в мире: правовые и социально-педагогические аспекты".

подробнее>>>

07.11.2017

Общество "Пришла из школы и заявила: "Вы мне никто, и я вас не люблю". Как семья изменила приемных детей

«Многие усыновители быстро ломаются. Воспринимают приемных ребят только как лапушек. Вот я возьму, отогрею — и все у нас будет хорошо. Может, конечно, будет, а может — нет. Такие дети проходят адаптацию 3−4 года. И не факт, что спустя это время они вас примут. От добра тут не стоит ждать добра. Нужно рассчитывать только на свои силы и любить. Как там в загсах обещают? Чтобы вместе и в горе, и в радости — так и здесь», — это говорит Ирина (по просьбе героев имена изменены), режиссер-постановщик по профессии и мама троих приемных детей.

подробнее>>>

04.11.2017

20.11.2017 в 18.30 Приглашаем на встречу в группе поддержки усыновителей (Минск)

Инициативная группа усыновителей при поддержке Национального центра усыновления запускает ряд встреч, где все желающие усыновить ребенка могут пообщаться с усыновителями, задать интересующие вопросы и даже приобрести ментора в лице усыновителя, к которому можно обращаться напрямую. Если Вы хотите усыновить ребенка или только еще задумываетесь над этим, эта встреча прежде всего для Вас. Если Вы - усыновитель и готовы поделиться своим опытом, приходите в качестве лектора либо просто в качестве гостя.

подробнее>>>

01.11.2017

Про тайну усыновления и принятие

Я долго думала, с чего здесь начать мои записи о детях. Можно было начать с того момента, как я решила стать мамой. Или с того момента, как поняла, что стану приемной мамой. Или со знакомства с детьми – вполне понятные и логичные варианты начала истории. Но тут случилось одно событие, которое неожиданно заставило меня задуматься о тайне усыновления, открытом и закрытом усыновлении, открытости статуса семьи, как семьи, в которой есть некровные дети, для друзей, знакомых, для общества в целом. Насколько о приемности можно говорить с ребенком (у меня этот вопрос не стоял априори), с коллегами, с учителями и одноклассниками, с друзьями? А насколько мы в принципе готовы обсуждать тот факт, что дети у нас приемные? И если не готовы изначально – когда становимся готовы? Из моего круга долгое время о том, что у меня есть дети – знала только семья. Даже на работе, куда я исправно ходила, больше года - почти полтора – ничего не знали о детях.

подробнее>>>

Вакансии

Национальному центру усыновления на постоянную работу требуются:

  

Актуально!

 

График проведения групповых занятий по подготовке кандидатов в усыновители в г. Минске     

Центр помощи усыновителям и усыновленным. Запись на консультацию

Контактная информация

Адрес: 220005 г. Минск,
ул. Платонова, д.22, 11 этаж

Время работы: 9.00-17.30, обеденный перерыв: 13.00 - 13.30

284 71 51

331 06 17

Электронная почта

child@edu.by

nac@edu.by

 

[ 1 ]

Яблоки раздора

Читать далее.../ Свернуть...

Яблоки раздора

Яблоки раздора

В последнее время усыновление всё больше приобретает дефицитарный характер. Причин этому несколько. Сокращение численности детей, подлежащих усыновлению, объясняется сокращением общего числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которое, в свою очередь,  является следствием превентивной и поддерживающей  работы с неблагополучными семьями, направленной на сохранение детско-родительских отношений.

Есть и более прозаичные причины, обусловливающие дефицитарность усыновления. Сегодня ребенок, подлежащий усыновлению, является объектом труда конкретного взрослого: педагога, психолога, медсестры, кастелянши, повара и кухонного рабочего  детского дома, школы-интерната; приемного родителя, родителя-воспитателя детского дома семейного типа. Ребенок, оставшийся без попечения родителей, это рабочее место, как бы цинично это не звучало. Не погрешим против истины, если за гуманными декларациями «ребенок должен жить в постоянной семье» увидим и рассмотрим  наиболее типичные стратегии, направленные на то, чтобы «не отпускать» ребенка в постоянную семью.

Как известно, сыном и дочкой ребенок может стать лишь двумя способами: можно родиться в семье (способ первый, распространенный), и можно быть усыновленным семьей (способ второй, немассовый). Иных вариантов занять почетное место сына, дочери и пользоваться семейной поддержкой пожизненно, человеческая практика не содержит, именно поэтому усыновление законодательно определено приоритетной формой семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей.   Усыновление как бы выталкивает ребенка из замкнутого круга (т.н. круга репродукции сиротства). Усыновление дает возможность ребенку ощутить принадлежность к семье, стать частью единого целого, а самое главное – быть таким, как все («у всех есть семья, и у меня она тоже есть»). Однако на пути реализации такого вот безоблачного сценария жизни ребенка, ненужного своим собственным родителям, встает проза жизни: «зачем  ребенку семья, если в нашем детдоме он обрел заботливых воспитателей, хороших друзей, надежный дом? Зачем ему какая-то семья, если он уже живет в нашей приемной семье, мы любим ребенка как родного, а дети вокруг – его братья и сестры?»

Несмотря на пропаганду и социальную рекламу усыновления стереотипы в отношении этого издревле известного института не только живы, но и процветают. Усыновитель, в сущности, усыновлением ребенка решает свою личную проблему. Поэтому ожидать от усыновителя громогласной общественной позиции или пропагандистско-агитационной деятельности не приходится. Двигаясь точно по маршруту, обозначенному нормативными актами, усыновитель мечтает поскорее дойти до намеченной цели –  усыновить ребенка. Воспетые СМИ примеры истинного благородства, гуманизма и сердечности людей, которые принимают детей на воспитание, определяют вместе с тем очень скромную позицию усыновителя в процессе усыновления: усыновитель – не борец. Он – потребитель социально-правовых и психолого-педагогических услуг, которые специалисты системы охраны детства обязаны ему оказывать на безвозмездной основе. Поэтому зачастую усыновитель оказывается совершенно беспомощным в ситуациях, когда почему-то никто не рад его усыновлению, никто не одобряет его искренний порыв назвать малыша-сироту  «своим сыном»…

Самым распространенным способом отвадить (если не сказать – отпугнуть) усыновителей является гипердиагностика воспитанников домов ребенка и некоторых детских домов. От диагнозов, перечисленных в документах детей, просто пестрит в глазах! Тяжелейший анамнез, неясный прогноз. Зачастую это всё, что может сказать медицинский специалист, при этом горестно вздохнув или многозначительно промолчав. А больше ничего и не нужно! Привыкнув на протяжении всей своей благополучной жизни строго следовать правилу «раз доктор прописал – значит, это закон» усыновитель переключается на другую идею, он отказывается от желания усыновить. В самом деле, кого же усыновлять, если эти детки так больны…

Парадоксальные вещи наблюдаются в случае, если малыша вдруг определили на воспитание  в приемную семью: ребенок буквально на глазах расцветает, диагнозы, обозначенные в доме ребенка еще несколько месяцев назад, попросту исчезают. Не будем оспаривать действие эффекта семейного тепла и заботы. Именно благодаря качественному и индивидуальному профессиональнуму уходу за детьми, который обеспечивается в подавляющем большинстве приемных семей, малыш в течение небольшого времени становится привлекательным для усыновления. Пугающие диагнозы либо сняты, либо не подтвердились, а может, ребенок просто «перерос». Но отдавать его чужим людям (усыновителям) приемные родители ох как не торопятся. В ход идет аргумент под названием «привязанность».

Привязанность, на которую ссылаются приемные родители в надежде отпугнуть усыновителей,  бывает в приемных семьях  двух типов: «мы полюбили его как родного, малыш стал частью нашей жизни, он зовет нас с мужем «мамой и папой».  Разумеется, без привязанности не бывает процесса воспитания, а тем более - семейного воспитания. И конечно, приемный малыш не умеет произносить слова «ТересаСигизмундовна, родитель-воспитатель управления образования», вместо этого он называет данное должностное лицо «мамой», причем – абсолютно заслуженно: кто с ним рядом, когда он упал? Кто вытирает его слезки? Кто дует на ваву? Кто ругает козу-дерезу? Это делает мама. Обязанностью этой мамы является передача ребенка маме, которая смогла бы быть рядом с ним навсегда, а не на срок трудового договора.

Привязанность второго типа - к братьям и сестрам: «нельзя разрывать детей! Они остались одни, они держатся друг за дружку. Братья и сестры должны быть вместе!» Эти доводы, безусловно, заслуживают внимания, носят уважительный характер. Однако посмотрим на них с другой стороны: если у ребенка есть братья и сестры, значит,  родители ему не полагаются?!  Неужто пресловутая неизгладимая психотравма от разделения с братьями и сестрами на самом деле носит необратимый, катастрофический по своим последствиям для ребенка характер? Разумеется, нет. Не замечали ли: в сказках  и  былинах речь часто идет о т.н. «названном брате, нареченной сестре»? Может быть, в том числе и этим объясняется довольно спокойное отношение к братско-сестринским чувствам? Здорово, когда у нас есть братья и сестры. Но если проанализировать пусть даже свою жизнь: настолько ли мы тесно связаны между собой? Не разошлись ли по жизни наши пути-дороги? Зададим себе вопрос: хотели бы мы постоянно жить с братом, сестрой, или нам просто достаточно знать, что у наших родственников всё в порядке, и в случае чего – они придут на помощь?

Привязанность брата и сестры это очень серьезный аргумент, определяющий необходимость делать всё, чтобы дети не потерялись в жизни, чтобы они знали, где находится сестра, всё ли с ней хорошо, чем ты (или она) можешь помочь. Но привязанность брата и сестры не может быть важнее права ребенка на жизнь в постоянной семье.

В законодательстве  предусмотрен механизм смягчения воздействия разделения брата и сестры при усыновлении одного из них, или при усыновлении детей-родственников разными семьями. Статья 120 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье гласит: «Разъединение братьев и сестер при усыновлении возможно в случае, когда усыновители не настаивают на сохранении тайны усыновления и обязуются не препятствовать общению усыновляемого ребенка с братьями и сестрами.

В случае разъединения братьев и сестер при усыновлении суд возлагает на усыновителя обязанность сообщать ребенку об имеющихся у него братьях и сестрах и их местонахождении.»

Случай, о котором пойдет речь, из недавней практики. Трое детей-погодков 4, 3 и 2 лет остались без попечения родителей, пару месяцев провели в одном доме ребенка, потом старшую девочку перевели в детдом (по возрасту), а два ее братика продолжали оставаться в доме ребенка,  пока им не повезло: нашлась профессиональная семья, вырастившая многих своих и приемных детей. Детей-родственников удалось собрать вместе под крышей одной приемной семьи.   Прошло два месяца и вот на пороге квартиры, где проживает приемная семья, появились усыновители. Две семьи, проживающие в непосредственной близости друг от друга, жители одного и того же района. Одна семья, успешно воспитывая несколько лет назад усыновленного мальчика, мечтает о дочке; другая семья, не имея детей, имеет возможности усыновить двоих парней. Люди простые и открытые, сами из многодетных семей, тайну усыновления скрывать не намеренные, обязуются поддерживать контакты между детьми-родственниками.

Казалось бы, замечательно всё получается! Ан нет. Приемный родитель убеждена, что отделение сестры от братьев, проживание их в разных домах и разных семьях нанесет детям неизгладимую психотравму.

Состоялся суд. Решением суда обе семьи усыновили детей. Но в ход пошла «тяжелая артиллерия»: походы приемного родителя в высокие инстанции, обращение в газеты и журналы, жалобы в вышестоящий суд… Окончательное решение пока не принято. Дети по-прежнему «воспитанники приемной семьи», возглавляет которую женщина  предпенсионного  возраста, которая может вскоре уволиться (а почему нет?). А вдруг это был единственный шанс у детей на усыновление… И мы его упустили, выходит.

Когда дети подрастут, приемный родитель сможет им с гордостью сказать: я сохранила вас вместе. Я уберегла вас от возможности назвать кого-то мамой и папой. Зачем вам мама-папа? У вас есть вы. Вот теперь и общайтесь, не страдайте.

 Скачать статью

Вернуться к списку статей...
[ 1 ]
 
Яндекс.Метрика
©2013 - Все права защищены - child.edu.by