Электронное обращениеНа главную

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР УСЫНОВЛЕНИЯ

МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Адрес:  г. Минск, ул. Платонова, 22 

Телефон: 284 71 51; 331 06 17

                                                                                                                                                                           
 

 

 

Популярные страницы

Проход по ссылкам навигации

Новости центра

08.09.2017

Сотрудники Национального центра усыновления удостоены наград Министерств и ведомств Беларуси

За значительный личный вклад в методическое и практическое обеспечение охраны детства cотрудники Национального центра усыновления удостоены наград Министерств и ведомств Беларуси

подробнее>>>

07.09.2017

Новое на сайте!!!

В подразделе "Методическая рассылка" раздела "Методические материалы" опубликован сентябрьский выпуск методической рассылки для специалистов сферы охраны детства и замещающих родителей по теме: "Гармония с самим собой".

подробнее>>>

01.09.2017

Национальный центр усыновления поздравляет с Днем знаний!

Нет в мире ничего прекраснее, чем познавать новое, учиться, читать и запоминать на всю жизнь мудрые строки! Пусть в вашей жизни будет возможность учиться и обретать знания в течение всей жизни! Знания делают человека сильнее, мудрее, добрее, помогают открывать новые истины, делать научные открытия и познавать тайны природы. Пусть никогда ваш разум не отказывается от новых знаний, но всегда стремится к познанию и мудрости!

подробнее>>>

24.08.2017

Областное совещание «Актуальные аспекты организации охраны прав и законных интересов несовершеннолетних»

22 августа 2017 года для заместителей начальников отделов образования, спорта и туризма райгорисполкомов, специалистов по охране детства, руководителей социально-педагогических центров, учреждений образования Гомельской области состоялось областное селекторное совещание «Актуальные аспекты организации охраны прав и законных интересов несовершеннолетних».

подробнее>>>

Вакансии

Национальному центру усыновления на постоянную работу требуются:

  

Актуально!

 

График проведения групповых занятий по подготовке кандидатов в усыновители в г. Минске     

Центр помощи усыновителям и усыновленным. Запись на консультацию

Контактная информация

Адрес: 220005 г. Минск,
ул. Платонова, д.22, 11 этаж

Время работы: 9.00-17.30, обеденный перерыв: 13.00 - 13.30

284 71 51

331 06 17

Электронная почта

child@edu.by

nac@edu.by

 

[ 1 ]

Горький опыт утраты

Читать далее.../ Свернуть...

Горький опыт утраты

Счастливая семья... Какой образ, какая картинка возникает у вас при этих словах? Скорее всего, на этой картинке будут улыбающиеся лица родителей и детей. Лица людей, испытывающих радость от того, что они вместе. Людей, вместе делающих общее дело, будь то отдых или работа.

Но в жизни бывают не только светлые солнечные дни. Жизнь полна огорчений, трудностей, утрат. Что происходит в счастливой семье в такие моменты, когда беда непрошенным гостем приходит в дом? Когда тяжело заболел кто-то из близких? Когда произошло самое страшное – смерть родного человека? Как не уйти каждому в своё горе, не потерять былого единения и близости? Как найти в себе силы идти дальше самому и помочь идущему рядом ребёнку, идти,  когда опускаются руки, подкашиваются ноги, а  сердце рвётся от ощущения пустоты и безысходности?

Ко мне обратился Андрей, отец 5-летней девочки, у которой умерла мама. «Понимаете, - говорит он дрожащим голосом, - жена долго болела, последние месяцы и дни она провела в больнице. Дочка не знает, что мамы уже нет. Она ждёт её возвращения домой, рисует ей открытки, просит поговорить по телефону. А у меня уже два месяца нет сил сказать правду... Как она это переживёт? Я пока отправил девочку к тёте, там дети, она может играть с ними, радоваться жизни – и не видеть моих слёз...» Понятно, что долго так продолжаться не может, рано или поздно девочка узнает правду. И горе её не будет меньше от того, что она стала постарше, или от того, что никто уже рядом не плачет вместе с ней. Скорее, наоборот – в такой ситуации ей придётся в разы тяжелее переживать утрату. Поэтому мы пытаемся с Андреем разобраться в его собственных чувствах, только после этого можно будет понять, как он может помочь дочери.

В нашем обыденном представлении горе – это что-то тёмное, негативное, с чем надо бы побыстрее справиться, соблюдая при этом положенные ритуалы и правила, внешние атрибуты траура. Вернуться к  обычной жизни, работе, найти основания для радости и движения вперёд – это цель, которой важно достичь со временем. «Время лечит» - это действительно так. Важно понимать, что лечит оно не самим фактом своего течения, а возможностью ПЕРЕЖИТЬ сполна всё, что связано с утратой, не прячась от боли самим и не пряча эту боль от близких. В противном случае время может просто остановиться. Я имею в виду психологическое время, течение внутренней жизни человека.

Как женщина, ожидающая ребёнка, понимает, что ему нужно время для того, чтобы быть готовым появиться на свет, - так и человек, переживающий невосполнимую утрату, не сможет внутренне проститься и расстаться с близким ему человеком в одночасье. Для этого надо пройти все этапы горевания, позволить горю выполнить свою нелёгкую, но очень важную «работу».

Первой реакцией на трагическую весть бывает шок и оцепенение. "Не может быть!" — такова частая реакция на весть о смерти. Отрицание даёт некоторую отсрочку, возможность мобилизоваться внутренним резервам человека, с тем чтобы далее он мог справиться с ситуацией. Бывает, что отрицание длится лишь несколько секунд и принимает форму скептицизма, неверия, надежды на то, что произошла ошибка, что это всего лишь ночной кошмар. Но может это состояние длиться и  дольше, в среднем к 7-9-му дню сменяясь постепенно другой картиной. Оцепенение — наиболее заметная особенность этого состояния. Скорбящий скован,  напряжен. Его дыхание затруднено, неритмично, частое желание глубоко вдохнуть приводит к прерывистому, судорожному (как по ступенькам) неполному вдоху. Обычны утрата аппетита и сексуального влечения. Нередко возникающие мышечная слабость, малоподвижность иногда сменяются минутами суетливой активности. Вот как описывает своё состояние в этот период Андрей: «Мне казалось, что я нахожусь под полупроницаемым колпаком: все звуки, события вокруг меня доходят словно сквозь туман, никакие чувства, ощущения меня не касаются, я словно ватная, бесчувственная, глухонемая кукла». Слова соболезнования, сочувствия воспринимаются, как идущие из другого мира, потому что в своих ощущениях скорбящий ещё там – в прошедшем времени, когда близкий человек был рядом. И предстоит долгий путь, пока он сможет укрепиться в "настоящем" и без боли вспоминать о свершившемся прошлом.

Что происходит в такие моменты в детской душе? Трагическая весть часто оказывается настолько непереносимой для ребёнка, что,  бессознательно не воспринимая потерю,  он может  быть внешне спокойным, послушным, даже веселым. Взрослые тогда говорят: «Ребёнок ещё ничего не понимает». Ребёнок действительно не способен понимать ситуацию смерти так, как это происходит у взрослых. В разном возрасте можно ожидать разные чувства и реакции. Однако исследователи сходятся во мнении: даже младенцы испытывают боль при расставании со значимыми для них взрослыми, и переживание этой боли, адаптация к новым условиям требует времени и сил. Не получая должной поддержки и не понимая смысла происходящего, ребёнок постарше живёт, «обходя» болезненные воспоминания. Однако не проявленные вовремя чувства рано или поздно дадут о себе знать: либо последует "взрыв", либо начнутся соматические и поведенческие проявления вытесняемых переживаний. Расстройства внимания и интеллектуальные нарушения, капризы и немотивированные слезы, ночные кошмары, расстройства желудочно-кишечного тракта и сердечной деятельности – вот далеко не полный перечень возможных последствий непережитого горя.

Постепенно мысль о смерти близкого принимается взрослым и ребёнком, гораздо тяжелее принять необратимость этой утраты, «невозвратимость» былых отношений. Психологи говорят в этом случае о наступлении следующего этапа горевания: фазе поиска. Трудно указать  временные границы этого периода, поскольку он постепенно сменяет предшествующую фазу шока и затем характерные для него феномены еще долго встречаются в последующей фазе острого горя. Но в среднем пик фазы поиска приходится на 5-12-й день после известия о смерти. Надежда, постоянно рождающая веру в чудо, странным образом сосуществует с пониманием реальности. «Я не могу удалить номер жены из списка в мобильном телефоне, - говорит Андрей, - как будто я таким образом закрою ей возможность позвонить мне... Дурацкие мысли, я сам понимаю, что это безумие какое-то... Прошу её прийти ко мне во сне, но пока безуспешно...» Отголоски недавнего прошлого, спровоцированные разными ситуациями (запахи, музыка, звонок в дверь, похожий человек в толпе) вызывают всё новые приступы боли, тоски и безысходности, всякий раз вынуждая вновь осознавать печальную реальность.

Ребёнку особенно сложно постичь «невозвратимость» близкого человека. Мысль о том, что, умирая, люди отправляются на небо, к Богу, часто не помогает ему в этом, а напротив – поддерживает в ребёнке иллюзию о возможном возврате умершего. В моей практике был случай, когда мать каждый праздник приносила сыну подарки от погибшего отца, тем самым препятствуя решению важнейшей задачи горевания – принятию необратимости потери. Мальчик не мог понять, почему папа передаёт подарки, а сам не приходит – и испытывал по этому поводу злость и обиду, которые смог выразить только в общении с психологом.

Здесь очень важно сказать о том, насколько определяющими могут быть отношения человека, переживающего утрату, с остающимися рядом людьми. В традициях разных народов  прощание с умершим включает ритуалы, позволяющие скорбящим погрузиться в свои чувства и переживания, выразить их, не опасаясь осуждения со стороны. Соседи и дальние родственники первое время берут на себя заботу о повседневных нуждах членов семьи умершего (приготовление еды, уборка и стирка, уход за детьми). Приглашались специальные «плакальщицы», помогавшие «пробить» эмоциональную «замороженность» человека, дать ему возможность выплакать, «выкричать» своё горе. Традиционные формулы-причитания  «На кого ж ты нас покинул?!», «Что же ты наделала?!» несут в себе глубокий смысл, выражают возможную агрессию, злость, отчаяние, позволяя этим чувствам свободно «выплеснуться» и «уйти». Традиции эти в современной жизни, к сожалению, утрачиваются, и работать с подавленными эмоциями и «непережитым» горем приходится затем психологам и психотерапевтам.

В родительской семье Андрея не было принято открыто выражать чувства, особенно – связанные с негативными, болезненными переживаниями. «Мальчик не должен плакать», «Я не трус», «Мужчина должен быть сильным» - эти распространённые установки, воспринятые в детстве от родителей, помешали ему открыто встретиться с самим собой в ситуации горя. Поэтому такой пугающей была для него и возможность встретиться с болью дочери, увидеть в её реакциях отражение своих чувств.

Третьей фазой переживания утраты является фаза собственно острого горя. Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Появляется множество тяжелых, иногда странных и пугающих чувств и мыслей. Это ощущения пустоты и бессмысленности, отчаяние, чувство брошенности, одиночества, злость, вина, страх и тревога, беспомощность. Типичны необыкновенная поглощенность образом умершего  и его идеализация — подчеркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о плохих чертах и поступках. Горе накладывает отпечаток и на отношения с окружающими. Здесь может наблюдаться утрата теплоты, раздражительность, желание уединиться. Изменяется повседневная деятельность. Человеку трудно бывает сконцентрироваться на том, что он делает, трудно довести дело до конца, а сложно организованная деятельность может на какое-то время стать и вовсе недоступной. Как правило, в это время окружающие уже возвращаются к своим повседневным делам и заботам, оставляя человека наедине со своими мыслями, либо наоборот – пытаясь «вытянуть» его из воспоминаний и тягостных переживаний, отвлечь, «заглушить» боль, как бы игнорируя её. Психологи к таким попыткам «помощи» относятся критически:  если горюющий человек должен испытывать боль утраты для того, чтобы работа по преодолению этой утраты была сделана, тогда все, что позволяет избегать или подавлять эту боль будет продлевать срок траура. Известный психолог Д. Боулби писал: "Раньше или позже все, кто избегает чувств, связанных с переживанием горя, ломаются, чаще всего впадая в депрессию». Дети в этот период особенно чувствительны и уязвимы. Одновременное переживание спектра разнообразных чувств, соединение тоски и гнева, вины и обиды, одиночества и страха – всё это вызывает проблемы с общим самочувствием, здоровьем, поведением ребёнка. Страх смерти побуждает ребёнка искать пути её преодоления (например, через уход в мир фантазий) или предотвращения (в рамках детского восприятия и понимания). Одна девочка, услышав от взрослых, что бабушку «залечили» врачи, стала панически бояться людей в белых халатах, впадала в истерику при одном только приближении к поликлинике. Взрослым бывает трудно смириться с подобными переменами в поведении ребёнка, особенно на фоне их, взрослых, собственного разбалансированного состояния. И тогда как ребёнку, так и родителю может потребоваться помощь специалиста. Однако, если боль утраты переживается спустя значительное время, человек уже не может получить того сочувствия и поддержки от окружающих, которые обычно оказываются сразу после потери и которые помогают справиться с горем.

В наших беседах Андрей сумел открыться своим переживаниям, осознать и проговорить их, позволил себе плакать. Далее мы обсуждали с ним, что в фазе острого горя «уже не умерший уходит ОТ нас, а мы сами уходим от него, отрываемся от него или отталкиваем его от себя. И вот этот, своими руками производимый отрыв, этот собственный уход, это изгнание любимого: "Уходи, я хочу избавиться от тебя..." и наблюдение за тем, как его образ действительно отдаляется, претворяется и исчезает, и вызывают, собственно, душевную боль». Так говорит о содержании процесса горевания известный психолог и психотерапевт Ф. Е. Василюк, в понимании которого  «боль острого горя — это боль не только распада, разрушения и отмирания, но и боль рождения нового».

В какой-то момент нашей работы я попросила Андрея найти образ, который бы мог выражать то, что с ним сейчас происходит. «Песочные часы, - ответил он. – Как будто было забито узкое горлышко между колбами, и песок застрял неподвижно. А теперь меня словно встряхнули, и стала потихоньку заполняться нижняя колба. Я думаю, что это жизнь, это будущее». Возможность такой метафоры для Андрея порадовала меня, я поняла, что теперь этот молодой папа сумеет справиться с теми нелёгкими задачами, которые поставила перед ним жизнь.

Открывшись печальному опыту, осознав и приняв свои чувства, он перешёл в завершающую фазу прощания, называемую некоторыми психологами фазой примирения. Переживание горя теперь не является для него ведущей деятельностью, оно протекает в виде сначала частых, а потом все более редких отдельных «толчков, какие бывают после основного землетрясения». Поводом для них чаще всего служат какие-то даты, традиционные события ("Новый год впервые без неё", "весна впервые без неё", "день рождения") или события повседневной жизни ("обидели, некому пожаловаться", "на её имя пришло письмо"). Четвертая фаза, как правило, длится в течение года: за это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщина смерти является последней датой в этом ряду. Может быть, не случайно поэтому большинство культур и религий отводят на траур один год.

Для Андрея и его маленькой дочери завершение этого этапа может быть ознаменовано переходом от скорби к светлой памяти о жене и маме, к сохранению в сердце её образа, который станет источником тепла и сил в трудную минуту.

И тогда их семья сможет стать счастливой, несмотря на... - нет! - благодаря горькому опыту, приобретённому ВМЕСТЕ. 

Головнёва Ольга педагог-психолог НЦУ

Вернуться к списку статей...
[ 1 ]
 
Яндекс.Метрика
©2013 - Все права защищены - child.edu.by